Раскройте свою уникальность,

познайте себя и живите в

гармонии со вселенной!

Если Вы хотите стать успешными, богатыми и счастливыми, эти курсы, статьи и книги помогут Вам изменить свои мысли, настроиться на успех и открыть для себя новые возможности.

Если Вы хотите стать успешными, богатыми и счастливыми, эти курсы, статьи и книги помогут Вам изменить свои мысли, настроиться на успех и открыть для себя новые возможности.

Эзотерика → Александр Ом «Проверка на Любовь, или второй экзамен духовной зрелости»

Александр Ом «Проверка на Любовь, или второй экзамен духовной зрелости»
Как отмечалось в одной из предыдущих статей, известное всем библейское «Непротивление» фактически является одним из основных экзаменов духовной зрелости, когда мы уже в состоянии настолько контролировать собственные негативные и деструктивные эмоции, что они уже не просто не проявляются в нашем поведении, а их уже нет в ментально-энергетических структурах нашей души.

Поскольку природа наших эмоций является энергия, а она по своему характеру обычно не бывает нейтральной - то есть, ее проявление по отношению к другим обычно либо благотворно, либо деструктивно, то, таким образом, достигнув уровня «непротивления», мы уже начинаем эманировать только энергию благотворную и креативную.

Но, что это значит – эманировать благотворную энергию?

Вы скажете: «Это просто! Прежде всего любить. Любовь это главное! Об этом говорят все религиозные доктрины. Мы – каждый из нас - также нуждаемся в любви и поэтому чуть ли не все песни, которые человек поет на Земле, посвящены прежде всего любви. Не говоря уже о призывах многих кумиров. Достаточно вспомнить «All You Need is Love!» Джона Ленона и многих других.

Согласен. Но, что значит «любовь»? Как она должна выражаться?

«Прежде всего любовь по отношению к окружающим» - слышу я в ответ.
Но ведь окружающие бывают разные – одних действительно можно любить, а другие вообще никакого повода для любви не подают, а наоборот вызывают в душе как минимум негодование.
Ладно там последние. Если мы по отношению к ним хотя бы ненависти не ощущаем, то уже хорошо, а как обычно выглядит наша любовь по отношению к действительно любимому и близкому человеку?

«Я его просто люблю и все», - слышу я обычно ответ. «Любовь, ведь, либо есть, либо ее нет. Тут нечего рассуждать. И если я люблю, то всем сердцем и всей душой».
Ну, да. Действительно вроде бы все просто.

«А все же, скажи мне – ты имеешь ввиду любовь по отношению к любимому человеку или все таки по отношению к самому себе?», – не унимаюсь я.

«Слушай! Ты уже достал! Я же говорю не о любви к самому себе, а о любви к любимому человеку. Что тут неясно?»

Ну, что ж! Действительно вроде бы все понятно.
Хорошо! Давайте тогда вместе проверим нашу любовь «всего сердца» и «всей души».

Итак, представьте себе, что вы возвращаетесь домой, как обычно, идете по улице и радуетесь от предвкушения встречи с любимым человеком и вдруг видите, что он - ваш любимый человек - стоит и вовсю целуется с другим, при том, так, что чуть ли не искры вокруг сыпятся.
Какова будет ваша реакция?

В девяносто девяти случаев из ста она будет вполне предсказуема – сначала шок, а потом глубоко эмоциональное выражение ревности, обиды, отчаянья, разочарования и все это одновременно. А чуть позже ощущение полного несчастья от предательства по отношению к нам, а иногда даже ощущение утраты смысла жизни, поскольку рушатся идеалы, вера в любовь и т.д. Мы злимся на того, кого только что считали самым любимым человеком, ссоримся с ним, кричим на него. Льются слезы, звучат упреки, взаимные оскорбления и т.п.

Как видим то, что происходит между недавними влюбленными уже трудно назвать любовью.
Но тогда что же было прежде? Любовь или что-то другое?
«Прежде была любовь, а сейчас она уже прошла», - скажет потерпевший.
Почему?

«Потому, что я понимаю, что любил только я, а меня фактически обманывали и вовсе не любили».

«Подождите! Ведь еще минуту назад говорилось, что любовь, это когда мы любим другого человека. Не говорилось о том, что он тоже должен нас любить» - продолжаю я.

«Но без взаимности что за любовь?», - обычно возникает возражение.

«Ага! Значит, если вас любят, то тогда и вы любите, а если нет, то и любви нет?»

«Слушайте. Я что-то не пойму. Что вы имеете ввиду?»

«Я имею ввиду то, что если вы действительно любите кого-то, то это чувство должно исходить от вас к вашему любимому. Еще раз подчеркиваю - от вас к любимому. Не наоборот. Поэтому взаимность необязательна. Иначе говоря, истинная любовь безусловна – и если вы любите другого человека, то вы радуетесь за него, когда ему хорошо и горюете, если ему плохо».

«Но ведь это же естественно!»

«Да, но минуту назад вы ненавидили своего любимого за предательство, поскольку он целовался с другим, а если вы его действительно любите, то должны радоваться за него – ему же было очень хорошо. Он получал удовольствие».

«Ну, вы скажете! Удовольствие! А как же я?»
«А что вы? Вы же сами сказали, что любите его всей душой и всем сердцем. Вы же говорили о любимом, а не о самом себе».
«Но ведь моей душе больно. Меня...».
«Стоп! А теперь еще раз обратите внимание на то, что сами только что сказали - «Мне больно! Я страдаю!»

Вот именно это и имеется ввиду! Говоря о том, что мы любим кого-то, мы обычно не замечаем того, что в большинстве своем фактически имеем ввиду самого себя, а объект нашей якобы любви является лишь средством для обеспечения нашего морального или физического удовлетворения.

А вместе с тем, настоящая любовь всегда одна – это когда ты любишь другого человека. Не самого себя. Неважно кого – своего ребенка или своего спутника жизни. Настоящая любовь безусловна и лишена рациональности, независима от того, разделяет объект любви наши чувства или нет - как любовь матери к своему дитя. Истинная любовь всегда снисходительна и не подразумевает взаимности.

«Но ведь любовь матери к ребенку совсем другая, чем любовь к спутнику жизни. В первом случае она платоническая, а во втором случае в счет входит половой фактор» - обычно возражают.

Конечно, в первом случае этот фактор отсутствует. В отношениях же между супругами безусловно половой фактор играет важную роль, но он все же второстепенный, поскольку когда мы выбираем спутника жизни, то оцениваем не только его сексуальную привлекательность, но и его духовные качества – иначе говоря, хорошо мне с ним или нет. И последний фактор являются решающими особенно, когда мы говорим о длительности и устойчивости супружеских взаимоотношений, поскольку они основываются прежде всего на нашей психической совместимости.

Иначе говоря, чтобы счастливо прожить жизнь с партнером, необходимо его принимать таким каков он есть - со всеми его недостатками, которые конечно имеются в большей или меньшей мере у каждого человека и уметь прощать ему эти все его недостатки, а также ошибки и не требовать от него совершенства, поскольку мы также далеко несовершенны. Другими словами, его – нашего партнера - необходимо просто напросто любить безусловно и не требуя взаимности. Еще раз подчеркиваю - не себя в нем, а именно его и таким каков он есть или по крайней мере учится это делать. Со временем это начинает получаться.

«Подождите! Но тут мы уже начинаем говорить о высшей форме любви».
Назовете вы ее высшая или нет - не имеет значения. Главное то, что вы любите, а любовь всегда одна – отдавание, а не отбирание. И если вы действительно любите, то отдаете частицу самого себя или иначе говоря эманируете эту любовь, независимо от того оценится это положительно или нет. Только тогда она является благотворной.

Если же вы сознательно или же неосознанно требуете что-то взамен своей любви – взаимности или каких-то услуг, то это уже не любовь, а форма сделки (хоть и неосознаваемая в полной мере).

Конечно, такая трактовка любви обычно вызывает недоумение, поскольку в нашем сознании преобладает стремление к взаимности и обусловленности. Мы обычно воспринимаем мир вокруг себя и людей в нем (с близкими включительно) с эгоцентрических позиций и не любим, когда другие нас обманывают или используют в своих корыстных целях.

Любовная измена обычно воспринимается именно таким образом.

«Ну, вы знаете! Это уже необходимо быть хоть чуточку святым» - обычно восклицают.

Так, ведь, я как раз это и имею ввиду. Вспомните с чего начался разговор – с духовного совершенства, а это значит, что мы в какой-то мере стремимся к святости. Только эту святость необходимо как-то проверить. Иначе говоря, иметь критерии для ее оценки.
«Непротивление» является одним из критериев. Оно демонстрирует нам то, что в нашей душе уже нет негативного и деструктивного, и что мы уже эманируем только благотворное.

«Любовь» является вторым критерием оценки, то есть, мы сами себя проверяем - какова она наша благотворность? Безусловная любовь является лучшей проверкой этой благотворности.

Как видим, в подавляющем своем большинстве наша любовь по отношению к другому человеку зависит от многих факторов и обычно требует взаимности. То есть, она условна, поскольку она зависит от того, как к нам относится наш объект любви. Если он разделяет наши чувства, то есть тоже нас любит – то по-нашему это любовь. Если же как-то иначе – то наши чувства изменяются и принимает другие формы - равнодушие, ревность и т.п., вплоть до ненависти и часто выливается это во что-то другое, но только не любовь. И, что самое главное, в таком случае об эманации благотворности не может быть и речи.

Понятно, что мы сейчас говорим о совершенно новой форме любви – любви абсолютной – когда она постоянна и независима от внешних факторов. Но когда мы начинаем эманировать такого рода любовь, то только тогда можно говорить о том, что мы приближаемся к уровню духовного совершенства.
Я согласен с тем, что состояние духовного совершенства является уже элементом Божественности или иначе святости, когда мы – вернее наши души – еще будучи воплощенные в плотноматериальное (во плоти) частично уже начинаем интегрироваться с Тем, Кто все это создал и ради Кого происходит все то, что мы наблюдаем на Земле, на которой происходит процесс культивации и совершенствования этих самых духовных единиц – будущих «клеток» тела Абсолюта.

Состояние духовного совершенства является своеобразным «пропуском» к окончательному слиянию такой единицы с Ним – с Высшим Разумом, Богом, Аллахом или как будет угодно. Но понятно, что это может произойти только после того, как душа достигнет совершенства и не ранее!
(Прошу не путать состояние духовного совершенства с состоянием просветленности. Это несколько разные состояния. Иначе говоря, чтобы достич этого совершенства сначала необходимо просветлеть. От понимания теории (просветления) к практическому осуществлению – достижению необходимого качества (совершенства) души – обычно еще очень долгий путь).

Таким образом, достигнув состояния святости, мы высвобождаемся из круговорота перерождений (или «колеса Сансары» как предочитают приверженцы буддизма) и уже не будет необходимости воплощаться в плотноматериальном для «шлифования» нашего духовного. Тем самым, душа, достигнув такого состояния после смерти физического тела, уже пребывает только лишь в тонкоматериальной воплощенности.
(Правда, это тоже еще не окончательное слияние с Ним, а лишь завершение определенного этапа - совершенствование в плотной материи - и переход на следующий - более высокий уровень духовности).

Но пока она не достигла этого пресловутого необходимого уровня духовного совершенства в плотноматериальной форме, она вынуждена возвращаться обратно на Землю или какую-нибудь из планет Вселенной на дальнейшее совершенствование.

Вы спросите: «А зачем, собственно?»

Затем, что Ему Там несовершенные души ненужны, то есть Он нуждается только в высокосовершенных, которые не просто уже обладают огромным ментальными особенностями, но и – что главное - уравновешенным энергетическим потенциалом.

Поэтому следует учитывать, что наше сознание энергетично – то есть, мысль имеет энергетическую природу. Прежде чем мы произведем какое-то действие, затратив определенное количество энергии, мы сначала должны об этом подумать и лишь только после этого начинает осуществляться (материализоваться) задуманное.

Специфика плотноматериального выражения как раз и состоит в том, что чтобы материализовать какую-то мысль, необходимо активизировать наши плотноматериальные структуры – пошевелить хотя бы пальцем.

Несмотря на то, что в материи плотной реализация наших ментальных проектов очень ограничена, но даже в ней мы в состоянии вести себя деструктивно по отношению к природе, социуму, своим близким и т.д.

Поэтому будучи уже Там, пребывая только лишь в материи тонкой, реализация многих наших ментальных проектов (как позитивных, так и негативных) намного упрощается, поскольку уже нет млотноматериального физического ограничения и одной нечаянной мысли может хватить, чтобы активизировались огромные количества энергии, которые в большинстве своем будут действовать скорее деструктивно, чем благотворно, поскольку наши знания причинно-следственных связей очень ограничены. (тем более, если это касается только лишь тонкоматериального мира и уже будучи Там). Иначе говоря, несовершенные (хоть и просветленные) Там мы можем себя вести как слон в складе с дорогим фарфором.

Другими словами, Там ментально-энергетические структуры таких несовершенных единиц могут неосознанно эманировать деструкцию и тем самым быть элементом дистабилизации, а значит нарушать равновесие во Вселенной – организме Абсолютного Разума – который, понятное дело, был еще задолго до того, как была создана привычная для нашего понимания Вселенная (т.е. как минимум 14 миллиардов лет тому назад!). Мы не учитываем того, что не Вселенная и Бог существуют для нас, а мы для Бога, но пребывая не в плотноматериальной воплощенности, а лишь в тонкоматериальной. (Помним, что смерть это лишь сбрасывание душой плотноматериальной оболочки. Тонкоматериальная оболочка продолжает существовать и далее).

Поэтому возвращаясь к вопросу о любви, следует учесть, что учась любить другого, мы тем самым, делаем первые шаги к совершенству. Да, конечно, сначало это происходит через оценку всего того, что происходит в нашей душе исключительно по отношению к собственному Я (т.е. на фоне собственного Эго).

Потом, со временем мы приобретаем новое качество и задаемся вопросом – «Люблю я своего спутника жизни или все же самого себя в нем? Если я действительно люблю его, значит я полностью разделяю не только все его невзгоды и печали, но и радости, даже если он эти радости получает от кого-то другого».

Я согласен с тем, что это неимоверно трудно, потому, что такая форма любви нам показывает, что фактически мы вынуждены разобраться прежде всего с самим собой – то есть, с нашим собственным Эго. Только ощутив его в душе можно с ним что-то делать.

Не следует забывать, что оно на определенных этапах духовного совершенствования (еще пребывая в облике животного) является фактором развития - оно помогает нам адаптироваться в среде или иначе говоря, выжить. Поэтому привязанность к нему в определенной мере вполне обусловлена.

Но уже достигнув человеческого облика и пребывая в нем определенное количество воплощений, тем самым отработав (постепенно устранив) атавизмы определенных животных программ, приходит момент, когда наш спаситель – Эго - начинает мешать духовному развитию, являясь тормозом в процессе слияния с Абсолютным Сознанием.

Поэтому во многих традициях духовного совершенствования, как известно, огромное значение придается методам избавления от Эго (или гордыни) и одновременно говорится о проявлении любви и милосердия. Поэтому все те, кто начинает «следовать Пути» и сознательно заниматься самосовершенствованием, постепенно осознают, что оно – их Эго - начинает им очень сильно препятствовать в прцессе их духовной реализации и они ищут возможности от него избавиться.

Легко сказать «Убей свое Эго!» Трудно это сделать, поскольку не всегда понятно как этого можно достичь. Главное же в этом изначальное понимание того, что Эго и истиная любовь несовместимы. Чем большее наше Эго – тем меньшая наша любовь и наоборот.

Проще следовать Пути, когда видны ориентиры следования. Вопрос о настоящей любви, как и пресловутое «непротивление», является одним из этих ориентиров и одновременно критерием оценки нашего духовного. Кто успешно сдает этот второй экзамен, тот и все более совершенен, а значит и близок к святости.

«Непротивление» и «любовь» это два основных экзамена нашего духовного совершенства.
Впрочем, есть еще и третий. Но о нем стоит говорить отдельно - в следующий раз.

Александр Ом
Июнь 2010 г.

Автор не против использования вышеупомянутых идей в качестве ссылок,
но напоминает об авторских правах, то есть, о том,
что в ссылках следует также упоминать имя автора.