Я сейчас тут→ » » Новая книга А.Семенова «Роковая любовь к мистическому фашизму»

Эзотерика Новая книга А.Семенова «Роковая любовь к мистическому фашизму»

 Новая книга А.Семенова «Роковая любовь к мистическому фашизму» В издательстве «Золотое сечение» вышла новая книга Александра Семенова «Роковая любовь к мистическому фашизму».

ISBN: 978-5-91078-214-7
Серия: Несерийное издание
Издательство: Издательство "Золотое сечение"
Год издания: 2013
Количество страниц: 740
Тираж: 1000
Формат: 60х90/16

О книге:
Мы живем во времена, когда неофашизм стал весьма популярным идейным поветрием среди определенного пласта молодежи. Пласта пока еще малочисленного, к счастью. Телевидение и газеты, наши официальные средства массовой информации, безграмотно и бездарно освещают эту непростую проблему. Поэтому эта небольшая монография дает некоторую дозу духовного противоядия – освещает суть этого страшного социального феномена.
Но давайте не будем наивны. Возможности слов весьма ограничены. Нельзя улучшить цивилизацию посредством красивых словес. И все же! Если мы, искатели Истины, будем молчать, часть вины за деструкции нашего общества ляжет и на наши плечи. Мы, генераторы изящных словес, тоже будем виновны. Страшный Суд не пощадит ни одного литератора с розовыми очками. Тех, кто прислуживал Сатане.
Эта небольшая книга – микроскопическая лепта в копилку общемирового гуманизма. Это – анализ фашизма с позиции религиозной, эзотерической сферы. Именно с той сферы, в которой германские фашисты считали себя специалистами – адептами высокого уровня. Эта книга доходчиво объясняет, какого качества был их хваленый профессионализм.
Некоторые сердобольные люди, которых судьба заставляла много страдать, называют наш мир адским пространством. Но это, разумеется, преувеличение. Нашу физическую Ойкумену правильнее назвать преддверием ада. Но, одновременно с этим, она и преддверие рая. Путешествие в Эдем тоже возможно. Мы все стоим на краю таинственной Бездны. А куда именно полетит наша душа после смерти, зависит от чистоты наших сегодняшних намерений, от правильного взгляда на политические реальности. Ради этого и создана данная монография. Чтобы как можно меньше людей оказались в чудовищных мирах возмездия. Чтобы полет в Небеса стал реальностью даже для тех, которые оступились, симпатизируя тому или иному хорошо замаскированному фашизму.
Чтобы преодолеть любовь к фашизму, вначале нужно понять – что это такое. Откуда этот зверь в души людские прокрадывается. Поэтому рекомендуется для прочтения всем – независимо от возраста, вероисповедания, образования и социального статуса.


Публикуем отрывки из книги.

* * *

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 1. Совершите вы массу открытий, иногда не желая того
Глава 2. Хлам советской идеологической ойкумены
Глава 3. Сусальный блеск нацистского фундамента
или немецкий тип разворота к золотому веку
Глава 4. Мистерия рун или Северный ветер Асгарда
Глава 5. Благодать сказочного фундамента утраченной истории человечества
Глава 6. Возвращение оккультного Мюнхгаузена
Глава 7. Кровавые «аристократы» или как «трудно быть арием»
Глава 8. Эволюция мракобесия: от Альфреда Розенберга – к новому мировому «порядку»
Часть первая. Краснобайство воинственного прибалта
Часть вторая. Пирамида вездесущих каст
Часть третья. Инфернальная часть социального айсберга
Часть четвертая. Структура советской и германской тирании
Часть пятая. Кастовая структура сект и церквей
Часть шестая. Астрономия бесов подземелья
Часть седьмая. Метафизика деградации: межкастовые браки как источник духовной дегенерации
Часть восьмая. Межрасовый эротический винегрет или мрак сексуального интернационализма
Часть девятая. Порнография и Бильдербергский мировой «порядок»
Глава 9. Романтика Люцифера
Глава 10. Правая и левая рука дьявола
Глава 11. Три неотъемлемых признака любого фашизма
Глава 12. Даниил Андреев и весточка из загробного мира
Глава 13. Единственное противоядие
Глава 14. Сумасшедшие «выродки» – как гвоздь в фашистском ботинке и светоч агонизирующей цивилизации
Глава 15. Там, где Кришна, там и победа!
Глава 16. Филиал сталинского фашизма или вечный 1952 год – «Год украинского сурка»
Глава 17. Гуманизм против монизма
Глава 18. Между прошлым и будущим (эпилог)


Глава 1
СОВЕРШИТЕ ВЫ МАССУ ОТКРЫТИЙ,
ИНОГДА НЕ ЖЕЛАЯ ТОГО
В шестидесятые годы экраны Советского Союза украсит замечательный фильм Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм».
Хорошая лента! Даже сейчас, спустя столько лет, он смотрится на одном дыхании, настолько хорошо, настолько проникновенно он сделан. Мы уже давно разучились делать хорошие документальные фильмы. Режиссер гениален. И фильм, соответственно, тоже. А современный документальный кинематограф либо до зрителя не доходит (если он политически остр), либо сделан так плохо, что лучше, если он никогда до него и не дойдет…
Мы, рожденные в СССР, были вскормлены плебейской культурой – тупостью и серостью нахрапистой пропагандистской машины, назойливо рекламировавшей самый лучший в мире политический строй. Но у этой тоталитарной громадины были винтики и шестеренки, которые ее разрушали. Их было немного, но они были. Эти талантливые люди, вооружившись эзоповым языком, активизировали наш гуманизм. Все лучшее, что вложил в нас Всевышний. А сделать это было непросто. Ибо диктаторы, сидящие в ЦК КПСС, строго следили, чтобы никто не сдирал с них овечьи шкурки и фиговые листочки, которыми они прикрывали свой политический срам. Короли выглядеть голыми не хотели. А правдолюбцы расплачивались за это сполна. Поэтому дурдом был не столько местом, где «лечили» умалишенных, а, скорее, разновидностью политической тюрьмы, в которой перевоспитывали советских борцов, ополчившихся на кремлевскую мафию. Но попадали в дурдом тоже не всякие. Как правило, знаменитые. Ибо остальных не перевоспитывали. Зачем тратить силы и время на диссидента? Это – роскошь, которой удостаивались лишь избранные – знаменитые. КГБ таких малоизвестных правдолюбцев просто-напросто убивал. Без суда и без следствия. Как и полагается террористической организации подначальной высокопоставленным террористам Кремля, называвших себя последователями Ильича – №1 или №2.
Поэтому у советского народа было две жизни, две политические истории. Одна из них – официальная, протекавшая на страницах газет и документальных экранах. История торжественная и победоносная. Громкая и заносчивая. Лоск и блеск вышколенного марксизмом ленинца затмевал в ней блеск самого Солнца.
А вторая история была подспудной, словно подземная речка. Этот культурный поток (точнее целая сеть разнородных подземных ручьев) не освещался ни одним советским средством массовой информации. О нем не смел заикнуться ни один журналист. Об этом подземном течении нам рассказывали только зарубежные радиостанции. Но даже «Голос Америки» и «BBC» не могли рассказать нам о нас самих ВСЕ. Такой информационный подвиг был не по силам ни одному зарубежному СМИ. Ибо о некоторых подземных ручьях, связанных с магией или мистикой, никто не должен был знать. А другие подземные ручьи, неофашистские, не устраивали и «свободолюбивую» Америку, не говоря уже о СССР. Поэтому молчали все.
Я наткнулся на один из таких подземных ручьев в юности – в 80-ые годы прошлого века. Чисто случайно. Это была эпоха успешно и торжественно гнившего социализма. Собственно, она бы могла так победоносно гнить еще тысячу лет подряд. С такими богатыми природными ресурсами как у России загнивать можно сколько угодно. Но, по всей видимости, Богу строительство коммунизма в СССР уже основательно поднадоело. Поэтому конец социализма был как виртуозно вырезанный аппендикс – быстрый и почти безболезненный.
Но в 80-е годы социализм казался чем-то вечным. Как Луна или звезды. Строить и достраивать его, по мнению коммунистических проходимцев, можно было веками. Ведь на каждом партийном съезде, транслируемом по телевидению (незабываемое зрелище, потрясающее шоу, о котором современная молодежь понятия не имеет!), высокопоставленные делегаты торжественно верещали о гигантских успехах социалистического строительства. О небывалых темпах прогресса в любой научной и хозяйственной сфере.
Лгали все. Нагло, бесстыдно и… очень торжественно.
Открытие такого съезда КПСС было делом всенародным. Как празднование Нового года. Никто не имел права быть в стороне. Уроки в школах немедленно прекращались и всех учеников усаживали перед черно-белым экраном школьного телевизора. Вселенское представление начиналось! Товарищ Брежнев, увешенный бесчисленными орденами и медалями, как новогодняя елка игрушками, торжественно мямлил, поглядывая на бумажку, нехитрую вступительную патетику.
Великие ученые – маститые социологи – со страниц «Обществоведения» убеждали студентов и школьников, что создана «особая социальная общность» – советский народ. Что это такое, толком не объясняли. Но, тем не менее, внушительно давали понять, что более прогрессивного человека на земле пока еще нет. Эдакая новая «раса» положительных во всех смыслах людей, заткнувшая за пояс в области гуманизма всех западных правозащитников.
Но в этом ужасно прогрессивном советском человеке нивелировано было почти все. Кроме цвета кожи. Человек любой национальности мог жить в СССР абсолютно везде, не ощущая особой культурной разницы от перемены своего местожительства. Границы между народами СССР были только на географических картах. А в натуре все и везде было почти одинаковым. Кроме, разумеется, особенностей местного климата.
Этот советский человек был основательно выдрессирован. По единому коммунистическому шаблону. Еще с пеленок он обязан был любить Ленина и Карла Маркса. И – ненавидеть Гитлера, капитализм и русских царей. Список знаменитых людей, которых можно любить, и список людей, которых нужно ненавидеть, был жестко очерчен еще в школьной программе. Тумана и двусмысленности в этом «табеле о рангах» не существовало. Собственно, пока школьник учился, ему постоянно делали две идеологические прививки: в правую ягодицу кололи микстуру, взращивающую любовь к основоположникам марксизма-ленинизма. В левую ягодицу впрыскивали ненависть к буржуазии и германскому фашизму. И так – всю жизнь. В той или иной форме.
И вот в 80-е годы судьба выбрасывает меня в Ленинград. Мой интерес к Питеру чисто религиозный, чисто эзотерический. И вдруг… Я ждал от Ленинграда многое, но только не это! Господин Случай однажды сводит меня с русскими людьми всей душой и всем сердцем возлюбившими… Адольфа Гитлера!
Это был очень странный сюрприз для человека, приехавшего из провинции. Еще раз подчеркну дату – 80-е годы. Темнейшее время. Это сейчас можно сунуть нос в Интернет и мгновенно проконсультироваться по любому вопросу. Но в 80-х нет никакого Интернета, нет умных книг, нет консультантов. Это то самое время, когда в провинциальных библиотеках ничего нет ни о тонкостях 2-й мировой войны, ни о Гитлере, ни о религии, ни о йоге, ни об оккультизме, ни о магии, ни о чем, что хоть как-то проясняет картину нашего социального и метафизического мироздания. Библии и той нет! Хоть шаром покати…
Столичным интеллектуалам, купавшимся в море нелегальных ксерокопий, трудно понять наивность советского провинциала. Даже при хорошем уме его политическая глупость не имеет предела, словно Метагалактика. И если тебя угораздило родиться в провинции, в каком-нибудь забытом Богом Велиже, например, ты рискуешь быть образчиком советской наивности, граничащей с политической подлостью. Советский человек не просто невежественен. Он чудовищно невежественен! Словно устрица. Уж слишком долго из советского человека делали быдло, изрыгающее высокопарные лозунги. И почти сделали. Он глупец чуть ли не до мозга костей.
И вдруг… на этом пространстве почти поголовного духовного невежества я встречаю человека, который эрудирован как Архангел. Он изучил все йоги, религии и подспудные политические нюансы Октябрьской революции, о которых знают только работники спецслужб. Его квартира – это не квартира. Это – огромная библиотека. Где книги стоят плотными рядами – от пола до самого потолка. Из-за обилия книг невозможно понять, какими обоями обклеены стены квартиры. Для этого нужно пачку книг с любой полки вытащить. Вдобавок ко всему, перегораживают квартиру не стены, как у всех прочих добропорядочных граждан, а высокие книжные стеллажи. Все, что было издано о религии и йоге до революции и после нее у него есть. Либо на фотопленках, либо в книжном живом варианте. Кажется, что этот эрудит зарабатывает деньги лишь для одной единственной цели: чтобы покупать редкие книги.
И этот умнейший человек влюблен в Гитлера! Влюблен по-настоящему, серьезно… Как, впрочем, и его ленинградские единомышленники. А стилизованная так или эдак свастика служит главным украшением стен его домашнего обиталища.
Этот случай не был единственным. То была первая ласточка. Потом я встречал других людей, влюбленных в фашизм германского производства. И все они были эрудитами и умниками. Людьми серьезными и религиозными. Без вредных привычек.
Сейчас я поведал вам то, о чем не пишут даже современные газеты и журналы. И о чем никогда не расскажет телевидение. Они никогда не осмелятся рассказать о той прослойке людей, к которым невозможно предъявить моральных претензий из-за их высоконравственного образа жизни. Придраться почти не к чему. Если только любовь к Адольфу не считать за порок.
Те неофашисты, о которых рассказывает изредка телевидение, мускулистые и боевые ребята, не имеют большого отношения к тем людям, о которых я здесь говорю. Телевидение показывает только тех, кто оказался на дне неофашизма. Самых непривлекательных. Это – не идеологи. Это – их мышцы. И как любые мышцы, они умных людей не завораживают и заворожить не могут. Поэтому обыватель (уже который десяток лет!) в недоумении. Он никак не может понять – хоть ты тресни! – почему люди в наше время становятся поклонниками Гитлера. Но телевизор он ведь для этого и предназначен: чтобы обыватель так никогда и ничего не понял. У газет и телевидения нет другого предназначения. Они всегда скрывали и, по всей видимости, будут долго скрывать эту острую информацию. Поэтому СМИ правильнее переименовать в СМД – средства массовой дезинформации. Наши СМИ заставляют дурака чувствовать себя патриотом! Болван может гордиться собой – он ведь к Гитлеру равнодушен. А это уже почти святость, в его системе координат.
Плевать на Гитлера стало каким-то условным рефлексом. Этот рефлекс вырабатывают еще в детстве – как главный отличительный признак добропорядочности, как индикатор социальной адекватности. Ибо если ты, разговаривая про фашизм, не снабдишь немецкого фюрера каким-либо нелицеприятным эпитетом – «дьявольский», «сумасшедший», «фанатик», «изверг» или как-то еще – на тебя могут посмотреть очень косо, с неприязнью. Поэтому, выслуживаясь перед чувством собственной важности и страхом прослыть неадекватным, любой интеллигент тщится дать Адольфу пощечину.
И вдруг я встречаю интеллигентных людей, которые совершенно искренне полагают, что Гитлер сделал для Европы больше всех прочих. Что это единственный человек, который умел мыслить масштабно, глубоко стратегически и немеркантильно – ради сиюминутных мещанских целей. Именно он, в отличие от разглагольствующих болтунов, взялся за практику: попытался вытащить из социального тела арийцев самую ядовитую занозу – евреев.
Итак, я столкнулся с величайшей загадкой нашего идеологического лабиринта: с людьми, которые не вписывались ни в социализм, ни в американский капитализм. Как не вписывается Минотавр в индустриальный буржуазный пейзаж. Эти неприкаянные исследователи религиозных пространств вообще никуда не вписывались! В том числе и в мое понимание возвышенного и порядочного человека.
Идеологические советские «прививки» на этих «выродков» не действовали! Как не действовало на Максима Каммерера облучение башен, построенных на планете Саракш. Но, в отличие от симпатичного во всех смыслах героя братьев Стругацких, они были моими идеологическими врагами – неофашистами. Ибо я всегда был антифашистом. И, надеюсь, останусь им навсегда…
Передо мной была загадка. Жгучая, необъяснимая тайна. И самое обидное было в том, что я не мог сходу ее разгадать. Это было крайне досадно, ибо любое непонимание вызывало у меня чувство психического дискомфорта. Мне нужно было ВСЕ понимать. Но что было делать? Поиски Истины лишь начинались. И знаний катастрофически не хватало… Бесполезно было консультироваться со школьными учителями и университетскими профессорами. Это были разглагольствующие шаблоны. Это были «совки» – запуганные и безграмотные во всех смыслах функционеры, обслуживающие советских идеологических монстров – пьяницу Брежнева и его сторожевых псов.
Качество их знаний, по сравнению со знаниями неофашистов, было настолько низким, что это не было знанием вообще. Все, чем владел социолог или школьный педагог, было надувательством. Дезинформацией, сварганенной в недрах КПСС.
Церберы КПСС варили на своей идеологической кухне лапшу, которую затем тоннами вешали на уши советских граждан. И ничего кроме этого выдавать не могли даже в принципе, ибо ложь и насилие, положенные в основу коммунистической идеологии, исключали возможность любого правдивого диалога.
Советский идеолог был пустышкой, которую совали в рот кому ни попадя. Но, будучи классическим болваном, он никогда об этом не догадывался. Наоборот, окончив высшую партийную школу, болван чувствовал себя королем, приобщившимся к великому таинству. Хотя лицемерие и продажность советских профессоров были видны невооруженному взгляду любого постороннего человека, рожденного не под коммунистическими знаменами.
Читая эти нелицеприятные строки, некоторые люди подумают, что эпоха невежества ушла в небытие. Что сегодня рядовой учитель все знает. Эх, если бы…
Государство по-прежнему делает все возможное, чтобы обыватель так и остался бы при своем старинном мнении, не стоящем и гроша. Государству не нужны эрудированные умники. Ему нужна послушная чернь.
Откуда у меня такое мнение? Из газет. (Юмористически выражаясь). Вообще говоря, я не читаю современные белорусские газеты. Читать их, находясь в трезвом уме и здравой памяти, невозможно. Это – как экзекуция. Миллионы дешевых поверхностных мнений, которые ничего не объясняют и ничего не дают. Ни для ума, ни для духа. Но однажды белорусскую газету я все ж таки прочитал. Дело в том, что газета – это незаменимая вещь во время ремонта квартиры. Прежде чем обклеивать стены обоями, их предварительно обклеивают газетами. И только в этом их несомненная ценность. Но читать газеты – это проявлять неуважение к самому себе. К своему разуму и эстетическому настрою.
Но в мире всегда есть место для исключения. Бог предоставил однажды такую возможность: занимаясь ремонтом своих стен, я обклеил комнату сочинениями местных журналистов. Пока клей подсыхал, одна из таких газетенок, оказавшихся перед моим взором, оказалась прочитанной. Самое интересное, что в одной статье речь шла о современном русском фашизме.
В статье говорилось о неком русском пареньке, который в порыве националистических чувств убил чеченца. Он, разумеется, был осужден. И следствие выяснило, что жертв у него, так называемых нацменов, достаточно много – около тридцати. Поражало не это, удивил один странный нюанс: этот парень учился иконописи. Насколько я могу догадываться – православной. Ему предстояло быть «богомазом». Если бы его не поймали, он, скорее всего, до конца дней своих расписывал бы русские церкви.
А убивал он, разумеется, не ради спортивного интереса, а ради спасения Руси – своей Родины. Странный способ спасать Русь. Но ему он странным не показался.
Меня разочаровало не это. Меня ошарашили комментарии журналиста. Автор статьи признается, что он в свое время прочитал «Майн Кампф» и другие произведения нацистов, но они на него впечатления не произвели. Поэтому он никак не может понять, почему молодой и умный паренек может хладнокровно убить человека другой национальности.
Журналист не может понять! Он читал то и это, но все равно не может понять! Куда ни сунься, везде приходится слышать одно и то же брезгливое восклицание: мы не можем понять! Обыватель этой фразой подчеркивает свой хваленый гуманизм. Он ненавязчиво кичится своей высокой духовной сущностью, которая не способна якобы на злодейство. А, вместе с тем, эта «сущность» не выдерживает даже слабой, не экстремальной проверки. Дай только срок…
Но самое страшное, что ОНИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НЕ МОГУТ ПОНЯТЬ! ЭТО – НЕ РИТОРИКА И НЕ ПОЗЕРСТВО…
Но если ты журналист со стажем, задай себе вопрос: а почему именно ты не можешь понять? Несмотря на все свои высшие образования. Это чисто риторический вопрос: зачем ты учился? И чему ты учился? Почему ты не можешь понять причину межнациональной ненависти, когда человек одной национальности с легким сердцем убивает представителя другой? И при этом считает себя истинным патриотом…
Подчеркну: оставь в стороне вопрос, почему нацист убивает, сейчас это неважно. Важно другое: почему ты это не понимаешь? Или – почему твое понимание не стоит и ломаного гроша?
Это очень важные вопросы. Ибо они обращены не наружу, а внутрь. Они чем-то напоминают дзеновские коаны. И поразмышлять над ними таким журналистам стоит.
Итак. Мы должны задать себе этот проклятый вопрос: что такое фашизм? Русский, не русский, неважно какой.
Давайте попробуем понять. Все-таки! Назло всем нашим убогим лизоблюдам – СМИ. Давайте разберемся в очень простом (с виду) и очень сложном (на деле) вопросе: почему русский интеллектуал влюблен в Гитлера? Он ведь не садист. Не придурок. Не монстр. Это человек без вредных привычек, идеалист, мечтающий о лучшей доле для русского человека.
Если вы случайно встретите его на улице Санкт-Петербурга, вы никогда не поймете, что перед вами неофашист-идеолог. Это интеллигентный и вежливый собеседник, который никогда не позволит себе грубого хамского выражения. Так в чем же дело? Что сделало его неофашистом? Чтобы получить ответ на этот нехитрый вопрос, мне понадобились годы. Много чего понадобилось, о чем рассказать в двух словах невозможно. Разгадка не была преподнесена «на блюдечке с голубой каемочкой». И этот ответ не был простым.
То, что я собираюсь рассказать в этой книге, не отражает всю глубину моего взгляда на современный фашизм. Ибо для этого нужно писать многотомный «талмуд», а не книгу, рассчитанную на рядового гражданина, не обремененного эзотерическим взглядом.
Я не смогу рассказать обо всем. Печально то, что я вынужден быть очень поверхностным, ибо смысл должен быть доступен всякому, кто изучать религию поленился. У простоты, как и у планеты, есть своя негативная сторона. Но если я напишу книгу для эзотерика, для специалиста, она будет гигантской, объясняющей все нюансы, но… такой текст автоматически станет недоступным для всех остальных. Для тех людей, просвещать которых нужно в первую очередь. Ради которых и писалась данная монография.

Глава 2
ХЛАМ СОВЕТСКОЙ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ОЙКУМЕНЫ
Итак. Приступим. Но давайте вернемся в 80-е. Давайте начнем это «детективное» расследование с начала – с идеологического дна. И откроем одну из тех советских книжонок, которые повествуют о сути фашизма. Надо ведь нам понять, как на него смотрели классики социалистического строительства. Это и будет той отправной точкой, от которой мы будем плясать.
В 1981 году издательство «Наука» выпустит книгу Павла Юхимовича Рахшмира «Происхождение фашизма». Одну из книг, которой партия дурила головы советских граждан. С самых первых строк любознательному человеку хотелось бы узнать самое главное: определение фашизма. Хотя бы краткое. И такое определение есть в первой главе: «Фашизм – крайняя форма империалистической реакции, и зарождение его, естественно, связано с монополистической стадией эволюции капитализма». Негусто. Туманно. И совершенно бессмысленно, если мы знаем подлинную историю фашистской Германии. Эти дурацкие фразы советских идеологов не были предназначены для осмысления. Эти громкие фразы предназначались для того, чтобы быть выкрикнутыми с трибуны. Чтобы опозорить идеологического врага. А осмыслять их не разрешалось. Ведь если мы попытаемся осмыслить вышеприведенную фразу, то получится казус – неразрешимый парадокс. С одной стороны, автор говорит об эволюции капитализма – превращении его в монополистическую фазу. Эволюция – это прогресс. С другой стороны, он говорит, что этот прогресс опирается на регресс – реакцию. А реакция – это стремление закрепить или восстановить старые, отжившие порядки (СЛОВАРЬ ИНОСТРАННЫХ СЛОВ, Москва, «Русский язык», 1985).
Получается какая-то белиберда, а не определение фашизма. С одной стороны – эволюция. С другой – деградация. Короче говоря, империалисты душат изо всех сил рабочий класс, чтобы бурно эволюционировать – экономически и политически. И чем больше империалист издевается над рабочим, тем больше тот деградирует, тем сильнее прогресс. Бред какой-то!
Это определение звучит как призыв к транспортной эволюции на заре века: к внедрению железных дорог, на которых главной тягловой силой будут быки, а не паровозы. Быки, тянущие железнодорожные вагоны, – это транспортная эволюция или деградация? Реакция – это регресс. Возвращение к феодализму, например. Эволюция – изменение чего-то в лучшую сторону. Неужто буржуи такие идиоты, что решились, как лебедь рак и щука, тянуть свой социум в диаметрально противоположные стороны. Тянут в варварство, в феодализм, в деспотию, а вытягивают в фазу высокоразвитого монополизма. Что-то тут не так! Слишком уж это вольное обращение с терминами. Какая же это наука? Ясно одно – это вранье. И такая же дурь во всех остальных книгах, выпущенных в СССР.
Кстати говоря, из этого определения фашизма невозможно понять, почему Франция, Англия, Америка и многие другие демократические страны нырнули в империализм без фашизма. Почему они должны быть исключением?
Более толковое определение дает все-таки философский словарь: «ФАШИЗМ – открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала… Фашизм выступает во главе сил антикоммунизма… И т.д. В идеологии Ф. – это иррационализм, крайний шовинизм и расизм, мракобесие и антигуманизм» (Философский словарь, Москва, ИПЛ, 1981).
Короче говоря, фашизм – это заговор кучки подлых капиталистов, которые страшнее самых страшных демонов. Продали душу дьяволу, чтобы беспощадно издеваться над рабочими и крестьянами. И эта фраза – «крайний шовинизм, иррационализм, расизм, мракобесие и антигуманизм» – наиболее умиляет. Был немецкий народ весьма прогрессивным столько веков, развивался, прогрессировал, и вдруг ударился в «крайний шовинизм, иррационализм, расизм, мракобесие и антигуманизм».
Может, немцы – тайные мазохисты, перемешенные с садистами? Много веков прикидывались приличными людьми, но в ХХ веке не выдержали, показали истинное лицо – стали откровенными супостатами. Но именно так получается, если верить философскому словарю, ведь такая подлая идеология легко внедрилась именно в немецкие народные массы. Португалия, Италия и Испания со своим ласковым и нежным фашизмом не в счет, это так, мелочь. Но в таком случае тут же возникает вопрос: а что это за идеология, которая перенасыщена «крайним шовинизмом, иррационализмом, расизмом, мракобесием и антигуманизмом»? Какой негодяй такую идеологию породил? Молчит философский словарь. Не дает ответа. Поэтому мы вновь обратимся к «Происхождению фашизма» Рахшмира. Там есть глава «Духовные импульсы». Где главным апостолом будущего фашизма назван Ф. Ницше. «Творчество Ницше – настоящий гимн насилию и войне. Он презрительно отметает все традиционные ценности: добро, справедливость, гуманность. Они годятся, по его утверждению, лишь для «рабов», а расе господ дозволено все; ей дано право на насилие и жестокость» (Стр. 41). Если вы никогда Фридриха не читали, тогда эта гневная обличительная патетика войдет в вас надолго. Как истина в последней инстанции. Хотя в действительности все это чушь! Ницше не отметает традиционные ценности: добро, справедливость и гуманизм. Он их коренным образом переосмысляет. Он сдирает маску лицемерия с того «добра», которое насаждало столько веков террористическая ветвь христианства. И если уж речь зашла о насилии, то рядом с Марксом и Лениным этот немецкий литератор – просто ангелочек с двумя белоснежными крылышками. По сравнению с классиками марксизма он не насильственен вообще! Этот теоретик – «белый воротничок» на фоне мясников-практиков, стоящих с окровавленными топорами. Марксисты и ленинцы – вот кто подлинные монстры, а не интеллигент Фридрих, обличавший лживые ходульные представления о морали. У Ницше был только один «грех»: он смотрел на индийскую Веданту как на одну философию. И это было тягчайшей ошибкой. Не только его лично. Прошмыгнуть «по ту сторону добра и зла» посредством умственных спекуляций невозможно! Даже лучшие из лучших, совершеннейшие из совершенных, очень редко этот маневр совершают. Главную цель йоги – бессмертие и свободу – обретают только упорные йоги, а не университетские профессора. Индийская Веданта – это духовная практика, а уж потом, во вторую очередь, философия. Да, индийская философия описывает прыжок в бессмертие, в вечность. Только маг и йог способен на это. Но ни в коем случае не философ. Тем более, – с таким плохим здоровьем как Ф. Ницше. Но очень уж хочется прыгнуть в блаженную вечность, заплатив за это мизерную цену – изучив индийский трактат!! Уж очень привлекательны эти индусские максимы. Бескомпромиссный монизм индуизма заворожил не одно поколение… Но разве можно эту ошибку – такую естественную для безобидного кабинетного философа! – ставить в вину мыслителю, навешивая на него всех собак и нарекая предтечей фашистов? Разве можно его бичевать за разоблачительные филиппики, обнажившие церковное лицемерие? Ни в коем случае. Он парил (для европейского философа) достаточно высоко. Поэтому Ницше не был идеологическим предтечей фашизма. И не мог быть. Хотя бы потому, что некоторые его мысли могли понять лишь монисты – несколько интеллектуалов в огромной стране. А та разновидность фашизма, что возникла в Европе, была еще достаточно примитивна. Даже Адольф Розенберг, один из главных идеологов Гитлера, не может блеснуть глубиной мысли.
После Ницше Павел Рахшмир упоминает целую когорту писателей, симпатизировавших духовной аристократии. Это французы Г. Лебон и Ж. Сорель, итальянцы В. Парето и Г. Моска, немец М. Вебер, испанец Х. Ортега-и-Гассет. Очень сложно назвать их родоначальниками фашизма. Автор вновь перегибает палку. Эти люди, скорее, антикоммунисты, обладавшие порой очень трезвыми мыслями, с которыми неплохо бы ознакомиться. К фашистам лучше всего причислить откровенных расистов: графа Гобино и англичанина Х.С. Чемберлена, например.
Если верить этому советскому писаке, в фашизм народы толкнули литераторы. Например, итальянский мистик Г. Д’Аннунцио, очень популярный в свое время писатель, философ А. Бергсон, лауреат Нобелевской премии, и английские писатели, занятые эстетизацией империалистического насилия: Р. Киплинг и Р. Хаггард. Ну не тянут эти литераторы на апологетов мракобесия и антигуманизма. Шито все в «Происхождении фашизма» белыми нитками. Как все эти люди, имеющие разную национальность, могли германскому фашизму идеологическую базу создать, трудно вообразить даже излишне внушаемому человеку. Что-то тут снова не так. Вновь нас водят за нос.
В конце хочется у Рахшмира спросить: откуда у Гитлера такая ненависть к евреям? Сакраментальный вопрос. Но сколько бы мы ни листали эту советскую книжку, ответа мы не найдем. Там нет даже намека на то, что он их ненавидел. Шовинизм ведь слово абстрактное, намекающее, что Гитлер мог ненавидеть и чукчей. Или – казахов. И лишь историк знает, что это слово подразумевает в данном конкретном случае лишь одну единственную нацию – еврейскую. Негры и китайцы Гитлера в эмоциональное неистовство не бросали.
Что такое пресловутый «национальный вопрос», так хорошо замаскированный в учебниках по советской истории? Этот вопрос касается только одной единственной нации. Со всеми остальными нациями никаких вопросов вообще не возникает. Но по советским учебникам понять это было нельзя. Они очень качественно дезинформировали любые вопросы. Вуалировать суть фашизма – их главное предназначение. В СССР отсутствовало все: и книги вышеперечисленных авторов, столь популярных в Европе, и «Моя борьба» Гитлера. Ругать и клеймить позором полагалось заочно. Без изучения первоисточников. Ругали в Советском Союзе не по собственной инициативе, проистекающей снизу – от народных масс. А потому что сверху в изгоя тыкали грозным направляющим перстом, сопровождая тот жест рекламацией: «Проклинайте!!!».
И вот, наконец, мы дожили до тех времен, когда петля на шее русского правдолюбца чуть-чуть ослабла. И мы изредка можем услышать тот или иной фрагмент правды. Что же пишут о фашизме наши современные авторы? Ну, например, современные учебники мировой истории. Не будем пока рассматривать вычурные мнения отщепенцев. Возьмем для начала что-нибудь официальное. Давайте откроем учебное пособие для 11-х классов общеобразовательной школы и прочтем там определение фашизма: «…фашизм – праворадикальное движение, основанное в начале 1919 г. бывшим социалистом Б. Муссолини». И далее – специфика итальянских фашистов (В.С. Кошелев – «Всемирная история», Минск, Издательский центр БГУ, 2009).
Нам снова вешают на уши лапшу. Но теперь уже – современные авторы. С удивлением приходится констатировать печальный факт: в учебнике нет четкого и лаконичного определения фашизма. Нет абстрактной всеобъемлющей дефиниции. Фашизм – есть. А четкой дефиниции – нету! Зато есть огромнейший список причин и предпосылок, порождающих этого страшного социального монстра. Это – «активизация националистических и милитаристских идей, популярность социал-дарвинизма (перенос на современное общество идей дарвинизма), нездоровая популяризация геополитики (взаимосвязь географического положения с экономической и политической гегемонией), усиление депрессивных настроений из-за влияния экономического кризиса, и т.д. и т.п.». А что же такое фашизм? Неужто это грозное мировое явление породил какой-то тупой и нахрапистый итальянец? Школяру ясно только одно: фашизм – какая-то бяка. Агрессивная и ершистая. Но дальше этого понимание не идет. Ладно. Нет определения, и не надо. Прочтем теперь о практике и идеологии фашизма. Сказано в школьном учебнике на сей счет очень кратко: «Фашистская система господства опиралась на два основных рычага: насилие и массовое согласие, которое формировалось с помощью идеологии и разветвленной сети фашистских организаций.
Фашистские режимы смогли сформировать достаточно широкую массовую опору и базу в обществе. Именно этим они отличались от обычных военных диктатур. Многотысячные демонстрации в поддержку дуче и фюрера невозможно было организовать «сверху» только на чувстве страха. Фашистские режимы умело использовали практику патернализма (покровительства), которая выражалась в проведении социальных реформ и разных методов поощрения: организация дешевого отдыха и туризма» (Параграф 18 – Утверждение фашистских режимов в Европе).
А вот это уже что-то более или менее похожее на правду. Наконец-таки… Оказывается фашизм – это не что-то идущее только «сверху». Фашизм – это то, что находит широкую поддержку «снизу». Фашизм – штука народная. Трудящиеся массы очень любят фашизм. А за что они его любят? Вопреки всем марксистским теориям. Ответ очень простой. Народ любит фашизм не за красивые глаза Геринга или Адольфа. Есть более веская причина.
Владимир Сергеевич, автор школьного учебника, пишет весьма откровенно: «Расправившись со своими политическими противниками, фашисты установили тотальный контроль над обществом и экономикой. Им удалось быстро вывести страну из кризиса, ликвидировать безработицу и заметно повы


Категория: Эзотерика