Раскройте свою уникальность,

познайте себя и живите в

гармонии со вселенной!

Если Вы хотите стать успешными, богатыми и счастливыми, эти курсы, статьи и книги помогут Вам изменить свои мысли, настроиться на успех и открыть для себя новые возможности.

Если Вы хотите стать успешными, богатыми и счастливыми, эти курсы, статьи и книги помогут Вам изменить свои мысли, настроиться на успех и открыть для себя новые возможности.

Эзотерика → Новая книга Александра Семенова «Врата Бессмертия»

 Новая книга Александра Семенова «Врата Бессмертия» В издательстве «Золотое сечение» вышла новая книга Александра Семенова «Врата Бессмертия».

ISBN: 978-5-91078-182-9
Серия: Несерийное издание
Издательство: Издательство "Золотое сечение"
Год издания: 2012
Количество страниц: 607
Тираж: 1000
Формат: 60х90/16

Как правильно сделать первый шаг в бессмертие, не покалечив при этом себя или окружающих? Второй шаг в бессмертие в популяризации не слишком нуждается, ибо принадлежит специфике конкретной мистической школы. А универсальными методики какой-либо конкретной школы бессмертия не являются. Что и делает их полезными лишь для узкого круга лиц – избранных, к которым искатель может и не принадлежать.

Третий шаг в Вечность – вообще уникален. Ибо является последним этапом духовного тренинга, отражающим неповторимость конкретного человека и его уникального взаимодействия с духом. Находясь за пределами каких-либо школ, он вообще бесполезен для всеобщего обозрения, и практикующий его может писать о нем лишь из любви к литературе как таковой.

К счастью, первый шаг в бессмертие – как физическое, так и духовное (называемое христианами Царствием Небесным, а толтеками – «третьим вниманием») одинаков для всех мистических школ и направлений. Эти простейшие начальные знания, изложенные максимально простым языком, помогут избежать новичку, претендующему на быстрый рост осознания, весьма типичных ошибок, не позволивших обрести бессмертие очень многим искателям.
Но даже те, кто не ставит перед собой таких трудно достигаемых высот, как бессмертие, и просто желают улучшить качество своей жизни, очень многое смогут сделать для этого именно благодаря этой книге.

* * *

Какие практические рекомендации, помогающие открытию первых Врат в бессмертие, можно выделить. Другими словами, что нужно сделать, чтобы вера в физическое бессмертие возникла? Но прежде чем отвечать на этот вопрос, есть смысл бросить вначале взгляд на все «Врата», ведущие в вечной жизни. Таких Врат семь – как и глав этой монографии. И каждая глава описывает лишь конкретные Врата, открывающиеся в бессмертие. Эти врата расположены не хаотично, а последовательно – как дворцовая анфилада. Фундаментальная новизна этой книги в том, что в ней выявлена идея: Врата должны быть раскрыты последовательно – одни за другими. Почти бессмысленно, а иногда и просто опасно, открывать какие-то определенные Врата, если предыдущие не открыты. Это – как движение по анфиладе. Искатель, не смогший открыть вторые Врата, например, не преуспеет в открытии третьих. А человек, не открывший четвертые Врата, рискует своей жизнью, открывая, к примеру, пятые двери.

Эти Врата в бессмертие расположены в следующем порядке:
Первые Врата – Вера в то, что физическое бессмертие возможно.
Вторые Врата в бессмертие – Генерирование намерения бессмертия.
Третьи Врата – Дистанция от неосознанных любителей смерти.
Четвертые Врата – Усиление и очищение энергии Первоэлементов.
Пятые Врата – Простейшие технологии, обращающие вспять время.
Шестые Врата – Контроль Эроса – работа с энергией творчества.
Седьмые Врата – Безупречность в словах, поступках и помыслах.

От движения по анфиладе поход в бессмертие все ж таки отличается существенным образом. Ибо здесь многие двери приходится открывать одновременно. Но сильный акцент всегда сделан на тех вратах, у которых меньше порядковый номер. Если такого акцента не сделать, если основные усилия не перенести на раскрытие врат с меньшим порядковым номером, человека вместо бессмертия может ожидать катастрофа.

Из этого правила есть лишь одно исключение. Это – седьмые Врата – Безупречность. В классической йоге они названы Ямой и Ни-Ямой. Они поставлены классиками совершенствования на первое место. И это – совершенно справедливо. Безупречным человек должен быть и денно и нощно. В любом деле, особенно в таком рискованном предприятии как поиск бессмертия. Но, к величайшему сожалению, приходится констатировать очевидное: эти Врата открываются только тогда, когда хотя бы частично приоткрыты все предыдущие. По-настоящему безупречным (то бишь – совершенным) можно быть только в конце, а не в начале.

Тот, кто изначально безупречен, бессмертен. И в таких книжках вообще не нуждается.

Хотелось бы, разумеется, чтобы все искатели были совершенными изначально. Но в силу определенных законов мы здесь сталкиваемся с парадоксом – со Змеей, кусающей собственный хвост. Поэтому нужно сказать языком парадокса: седьмые Врата находятся и в конце, и в начале. Если бы они находились только в конце, как описано в этой книге, физическое бессмертие стало бы достоянием многих миллионов людей в течение очень короткого периода времени. Но, к сожалению, чтобы заниматься реальным самосовершенствованием, надо уже быть весьма совершенным человеком.

КРАТКИЙ ОБЗОР «ВРАТ» В БЕССМЕРТИЕ
1. Вера (Первые Врата)
Первые «врата» – это вера в то, что бессмертие – это не миф. Верой, разумеется, это можно назвать чисто условно. Это, скорее, особая интуиция. И наличие такой интуиции количеством прочитанной пропагандистской литературы не определяется. Это, скорее, свидетельство сильного духовного потенциала, которым наделяются при рождении. Он говорит о редчайшей способности – все тяготы на пути к Вечности преодолеть. Этот потенциал, эта вера, – своеобразный фильтр. Фильтр, который отсеивает всех немощных, всех тех, кто на этом пути себя лишь покалечит, так и не добравшись до финиша. Поэтому отсутствие веры, как это ни странно, – это тоже милосердие Бога по отношению ко всем ослабленным.

Впрочем, в этом месте повествования нужно высыпать соль на раны всех бездельников и Маниловых, заявив для них весьма неприятное: физическое бессмертие – это не оцепенелая эйфория – паразитическое битье в те или иные баклуши. Этакий вечный кайф в шалаше или замке с видом на Большую Медведицу. Физика – поле битвы. Бессмертие здесь – это процесс. Процесс вечного самосозидания и концентрации на высоких потенциях, рвущихся к материализации. Это – работа. Это – перманентное изменение ВСЕГО, что у нас есть. Именно поэтому бессмертных микробов, растений и животных в природе не существует. Ибо все они не способны познать лежащий в основе их жизнедеятельности дух. И как следствие сего – бурно эволюционировать, наращивая силу, мудрость и любовь. Все это – прерогатива человека. И то – далеко не каждого.

Другими словами, бессмертие даруется только тем, у кого есть возвышенные стратегические цели. Оно дается как «бесплатное приложение» к этим целям, ибо само по себе оно просто бессмысленно. Как бессмысленна коробка от холодильника в тропиках, где есть острая нужда в сохраняющем продукты холоде, а не в упаковке.

Вера в бессмертие в этом царстве почти всегда торжествующей смерти – это не случай и не особенности национальной религии. Это милость. Милость Всевышнего к тем, кто потенциально в силах преодолеть силу смерти – величайшей космической Лжи. Согласитесь, что наделить человека верой в бессмертие, не дав при этом путь к его реализации, было бы слишком жестоко со стороны сил всезнающего Провидения. Поэтому такая вера автоматически означает и наличие скрытых сил, способных победить смерть.

Здесь, однако, есть смысл добавить, что многих людей устраивает и «второсортное» бессмертие – возможность сохранять вечную, непрерывающуюся память, без физического организма. Другими словами, – полное отсутствие инкарнаций. Возможность сохранять осознание, которое не в состоянии прервать или погасить какие-либо физические или метафизические катаклизмы. И все это – за пределами физического организма, разумеется.

Такое «бессмертие» – не лучшая доля. Ибо не наделено подлинной Силой. А стало быть, – свободой. И вряд ли наша душа, в отличие от нашего разума, даст на него санкцию. Подлинное же бессмертие – это не только вечная память, это, прежде всего – синоним свободы. Синоним определенного могущества над материей. Могущества, предоставляющего возможность путешествия в любую точку пространства или план Космоса. Более того, это еще возможность превращать материю собственного организма в Свет – чистое осознание. Бессмертный не может оставить после себя мощи, ибо у него нет ничего лишнего. И только милость Всевышнего к простым смертным заставляет их иногда это делать.

Все известные нам виды бессмертия можно разделить на три категории: в физическом теле (самая уникальная разновидность); в грубом энергетическом (к чему так жадно рвались древние мексиканские видящие) – его еще иногда называют тонким физическим, царством Истины, «землей живых» и т.д. (в зависимости от традиции); и, наконец, бессмертие полного осознания – блаженное бытие в мире без форм, сфере абстрактного, названное толтеками «третьим вниманием», или – «огнем изнутри».

Жизнью наделены, нетрудно заметить, только первые две разновидности. В мире же абстрактного смерти не существует лишь по одной простой причине – из-за отсутствия жизни (кокона – оболочки, которую можно так или иначе разрушить). Это и было тем удивительным открытием, которые сделают новые видящие. Совершенно независимо от вооруженных всевозможнейшими священными писаниями индусов толтеки поймут: сознание и жизнь – это не синонимы. И если жизнь невозможна без сознания, то развитое сознание вполне может обходиться без жизни!

В мире абстрактного смерти не существует по крайне тривиальной причине – из-за отсутствия рождения. А страдание и невежество возможны лишь там, где существует эта цепочка, причиняющий нам мучения цикл: рождение – жизнь – смерть. И стоит навсегда убрать одну из этих трех составляющих, как автоматически исчезают и две остальные. Сгорая в «огне изнутри» толтеки нового поколения всего-навсего реализовали строчку из шуточной песни: «…и если вы не живете, то вам и не умирать». Сознание освобождающегося от бремени мира толтека при этом магическом переходе не только не угасает, как во время глубокого сна или комы, а наоборот, становится максимально интенсивным, таким, о котором мы в физическом теле можем только мечтать.

Наделенный осознанием дух принципиально неуничтожим – изначально бессмертен. И все огромные усилия, направленные на достижение бессмертия, совершаются лишь для того, чтобы эту банальную небанальность выявить на опыте, а не на страницах газет.

Но здесь мы сталкиваемся с величайшим из парадоксов. Сгорев в «огне изнутри» – избавившись от кокона (то есть – от персональной жизни), интенсифицировавший свое осознание маг (половинка андрогинна) получает наконец-таки неограниченный доступ к Вселенскому Океану чистых жизненных сил. Потерявший жизнь ограниченную обретает взамен ее вечную. Другими словами, пожертвовавший частью, обретает целое.

Этот величественный Океан каждая из мистических школ называет по-своему. И адепты всех времен и народов стремятся получить доступ – свою персональную дверь в те или иные живительные глубины Всемирного Океана – к целительному живому Огню и живой Воде, основе жизни в любом из магических пространств. Нелишне заметить, что только демоны низшего ранга стремятся восполнить убыль своих жизненных сил через деструкцию окружающих организмов. Умные же асуры уже много тысячелетий подряд ищут нечто более действенное, чем вампиризм, стремясь отыскать мистические формулы, позволяющие пить Воду жизни непосредственно из Вселенского Океана. Успех такого воистину фантастического мероприятия позволил бы сохранять вечную жизнь при неизменном во времени осознании. Что вряд ли возможно, ибо, как говорит библейский миф, строительство такой «Вавилонской Башни» должно рано или поздно прерваться той или иной неожиданной катастрофой – небесным воинством, испепеляющим демонический генератор. Поэтому крайне маловероятно, чтобы голубая мечта демонизма, квинтэссенция его идеологической сути, была когда-либо реализована.
Впрочем, ничего нет невозможного в нашей вселенной. Мы не можем сказать с полной уверенностью, сколько проживут русские или мексиканские Кощеи Бессмертные. Сила Намерения – дело нешуточное…

Инфернальные существа вынуждены мучить человечество не потому, что оно ему чем-то не угодило или несимпатично, а потому что хотят кушать. А страдания – это один из эффективнейших способов утолить голод, ибо поставляет на инфернальные обеденные столы особую психическую энергию. Именно поэтому они заинтересованы в глобальном духовном невежестве, ибо плохо себя осознающий человек – это пища. Так же, впрочем, как и рвущийся к удовольствиям гедонист. Но создание такого энергетического канала, который позволил бы демонам пить непосредственно из Океана Жизни, позволило бы, наверное, значительно уменьшить поток человеческих бед, но создало бы нечто во Вселенной беспрецедентное – конгрегацию существ с фиксированным по интенсивности осознанием. А вот это уже – вызов Орлу! И всем его космическим законам, ибо Вселенная создавалась для диаметрально противоположного – перманентного наращивания осознания – главной «пищи» Орла.

С этим таинственным Океаном любой человек соприкасается ежесекундно, но, к сожалению, его жизненная сила просачивается в обыкновенного человека, образно говоря, мелкими каплями. Ведь не стремящийся к познанию духа человек особой ценности для духа не представляет, что и заставляет его «финансировать» просто так живущего по-минимуму. Поэтому живущий ради самой жизни и ее мелких удовольствий вынужден не жить, а влачить существование. И жизненных капель порой хватает лишь на самое необходимое.

Однако чистое, не обремененное привязанностями и материей сознание, избавляется не только от тела, но и тех барьеров восприятия, которые мешают видеть вселенскую Жизнь, и, стало быть, ею распоряжаться. Поэтому необходимо слегка уточнить дона Хуана: сублимация кокона в чистое осознание вовсе не означает утрату жизни как таковой. «Третье внимание» – это не тюрьма в застенках духовных эмпиреев. Наоборот. Это – абсолютная свобода творчества, которая была бы совершенно невозможна без энергии жизни.

Сознание и жизнь в действительности неразделимы. Поэтому, наращивая осознание, мы автоматически наращиваем и силу жизни. (Тот, кто занимался истинной йогой и магией, на собственном опыте знает: после определенного уровня осознания усталость ума и тела почти исчезает, даже если приходится заниматься очень тяжелой работой. Воистину «из чрева текут реки воды живой».) Избавившись от грязной жизни, мы тут же обретаем чистую, незамутненную животными программами и демоническими инспирациями.

Вырвавшийся из плена невежества и эгоизма андрогин, этот неутомимый творец, чем-то напоминает счастливого режиссера, которому предоставили неограниченные финансы, попутно избавив от цензоров. Всякий, получивший доступ в кладовые Вселенского Океана Жизни, погружается в блаженство неограниченного творчества. Теперь он создает не какие-то мертвые чучела и куклы из папье-маше, а материальные и световые формы, которые доселе в природе не существовали, наделяя их жизнью и осознанием. Блаженство этого творчества не поддается описанию, и редко кто из андрогинов возвращается в мир смерти – физическое пространство Энрофа. Если раньше, в мире физики, он напоминал нищего, который вынужден занашивать до дыр один единственный костюм, свою физическую оболочку, пока она вконец не износится до своего конечного прибежища – гроба или крематория, то теперь андрогин похож на директора мануфактурной фабрики и супермаркета, который может появляться в мире форм в самых изощренных нарядах.

Познание духа зеркальным образом меняет приоритеты. Если в состоянии духовного невежества материя кажется единственной реальной ценностью – высшей реальностью и фундаментом бытия, а Бог – некой ментальной безделушкой, которой нет смысла уделять много внимания, то после обретения Знания все переворачивается вверх дном: дух видится и ощущается как истинная Реальность, в отличии от материи, превратившийся наконец-таки в фантом – иллюзию, существующую только благодаря духовному отупению.

К сожалению, это новое видение мира почти не поддается описанию – вербализации.

И те скромные попытки, которые были предприняты духовидцами прошлого, лишь подтвердили старинную максиму: язык нашего разума для описания этих духовных высот почти непригоден. Здесь мы находимся в худшем положении, чем неандерталец, посаженный управлять космическим кораблем.
В этом новом, бессмертном состоянии, верить в Бога, Нагуаль или прану не нужно. Здесь вера превращена в Знание. Собственно говоря, совершенствование – это процесс трансформации веры в непосредственное знание, а не что-то еще, наращивающее интеллект или мускулы.

Вмешиваясь в современный спор между современными толтеками, надо отметить, что «третье внимание» нет смысла противопоставлять другому магическому акту, названному индусами «слиянием с Богом». Есть ли между ними какая-то разница или нет, разглагольствовать бесполезно, ибо и то и другое находится пока еще за пределами нашего опыта. И спекулировать в пользу наиболее близкой к сердцу метафизической системы координат не стоит. (Помня, что фанатизм – это не только свойство некоторых заскорузлых церковников, но и вполне «правоверных» толтеков, носящихся с «Библией» Кастанеды как с очередной писаной торбой.) Ведь «слияние с Богом» – это не какое-то духовное самоуничтожение, как считают некоторые современные толтеки. Если бы это было действительно так, то пребывание «грешником» или даже животным было бы намного предпочтительнее любых усилий познать дух. А святых всех религий можно было бы назвать полными ослами – самоубийцами.

«Слияние» – это метафора, способ говорить, как сказал бы дон Хуан. И сколько бы труда сюда монах не вложил, «слиться» с Богом в буквальном понимании этого слова, утратив индивидуальность, ему не дано никогда. Как, впрочем, и уничтожить свой дух интенсивной греховностью. О чем в Гите сказано четко и прямо: «Никогда не было так, чтобы не существовал Я, или ты, или все эти цари. И в будущем мы тоже никогда не прекратим своего существования». (Бхагавад-Гита, 2 – 12) Здесь Кришна говорит вполне недвусмысленно – МЫ НЕ ПРЕКРАТИМ СУЩЕСТВОВАНИЯ, подчеркивая множественность вечного существования наших осознаний, которые никогда не погаснут, словно пламя свечей, несмотря ни на какие Пралайи – всемирные катастрофы, не говоря уже о какой-то там смерти или робких попытках «слияния» с Богом. Вечно познавая Бога, мы обречены быть с Ним не слитыми целую вечность. Что уму воистину непостижимо.

Единственное, что нам по силам, так это усиление нашей взаимной приязни и понимания – всяческих неформальных взаимодействий. Как сказал бы индус: актуализация и проявление Сатья Санатаны Дхармы.

Поэтому те, кто настаивает на самоуничтожении посредством йоги, должны (если не хотят вступить в противоречие с собственной логикой) проигнорировать как идеи Бхагавад-Гиты, так и множество не поддающихся объяснению фактов. Другими словами, им придется жить как фанатикам – заклеив уши и глаза пластилином той или иной лжи, игнорируя все, что в их прокрустово ложе не вписывается.

Полное осознание (третья разновидность бессмертия) – это самое востребованное из бессмертий, ибо достичь его проще всего. Обладание большим пакетом метафизической информации здесь от искателя не требуется. И чтобы свалиться в него, достаточно лишь Намерения Свободы и открытых настежь седьмых «врат» – реализации безупречности. Безупречность – это не мелочь, некая золоченая рамочка, обрамляющая основное, – предыдущие «врата». Безупречность сама по себе – безукоризненное следование указаниям духа – уже мост в Бесконечность. Как утверждают в один голос многие индусские адепты одна лишь Яма и Ни-Яма, выполняемые безукоризненно, ради возвышенной цели – познания духа, сами по себе способны освободить человека от мучительных циклов рождения и смерти.

Безупречный проникает в суть Ямы и Ни-Ямы без семантических комментариев, следуя им чисто автоматически. И наоборот – стремящийся следовать этим принципам однажды, после долгих попыток, становится безупречным – следующим указаниям духа – понимающим его знаки.

А все остальные шесть «врат», если на них не пожалели усилий, эти седьмые «врата» помогают открыть достаточно быстро и широко. Хотя тот, кто их практикует, может претендовать и на нечто большее – невероятно долгую (сейчас мы даже не знаем насколько) физическую жизнь. Здесь мы сталкиваемся с одной из неразрешенных пока тайн: являются ли ученики бессмертных адептов (таких знаменитых, как, например, Бабаджи, Нарада, Хануман, Бхартриджи, Горакнатх, Аполлоний Тианский и пр.), живущие по нескольку тысяч лет, воистину бессмертными? Или же они являются некими супердолгожителями, научившимися продлевать не старость, а молодость на многие тысячелетия? Увы, к сожалению, достоверным ответом на этот вопрос мы пока не располагаем. По всей видимости, среди них есть всякие: и те, которые превратились в совершенных андрогинов, познав в духе свою вечную половинку, так и те, кто преодолевают те или иные ступеньки, ведущие на эту вершину.

Мнение маститых магов в этой сфере можно разделить на несколько групп. Некоторые из них считают (и это подкреплено их личным опытом), что физическое или энергетическое бессмертие (бессмертие в мирах первого и второго внимания, как сказал бы толтек) – это реальность при одном обязательном условии – сильном периодическом удалении от мира обычных людей. Ибо тонкая грязь впитывается даже при обычном разговоре с небезупречным в той или иной сфере человеком. Причем, даже если такое общение происходит по телефону. Без физического контакта. Что и вынуждает бессмертного дистанцироваться и совершить определенную работу по удалению из своего кокона чужой кармы и «вирусов» смерти.
Вообще говоря, бессмертные редко покушаются на существующий порядок вещей – устроить какую-либо идеологическую и энергетическую революцию в мире торжествующей смерти не пытаются. В противном случае – тот или иной «крест» им обеспечен. Ведь именно так, по всей видимости, и погибли Ауробиндо, Мирра Ришар и Карлос Кастанеда, сознательно нарушившие одну из заповедей бессмертных: неметания бисера перед свиньями.

Другие считают, что пребывание в «физической» шкуре надоедает даже самым физиколюбивым просветленным, ибо то, что находится в мире «второго» и «третьего внимания», намного важнее и блаженнее радостей этого опасного мира. Что и заставляет их исчезнуть из нашего мира.
Мнение третьих говорит о бессмертной физике только в редчайших из случаев: когда человек получает от Всевышнего особую миссию (как в случае Мелхиседека), требующую негниющей плоти.

Разнобой мнений говорит лишь об одном – здесь спрятаны тайны, которые не могут быть сейчас обнародованы. Семь «врат» могут обеспечить невероятно долгую жизнь и психическую молодость, но гарантировать вечную физическую жизнь, возможно, не могут даже они. Здесь необходим следующий шаг – ВТОРОЙ – обучение в какой-либо школе бессмертия. И приверженность принципам безупречности не позволяет утверждать что-то иное. Поэтому вынужден повторить: физическое бессмертие достигается только после ТРЕТЬЕГО шага – неповторимого индивидуального тренинга, учитывающего уникальность психики и физики конкретного человека.

Сейчас, впрочем, для начинающего это не важно. Важно лишь то, что есть методы, которые могут отбросить смерть достаточно далеко. Настолько далеко, насколько понадобиться, чтобы добраться до более глубинного знания, предоставляемого ВТОРЫМ и ТРЕТЬИМ шагом.
И вы, разумеется, способны ПЕРВЫЙ шаг сделать. Если, конечно, первые врата хоть чуть-чуть приоткрыты.

2. Иччха-шакти. (Вторые Врата)
Если первые «врата» в бессмертие приоткрыты – и вера в бессмертие есть, тогда за ручку второй двери, Намерения бессмертия, искателю может помешать дернуть только одно – отсутствие веры в себя. Верить в чужое бессмертие – дело нехитрое. Мало ли чего есть на белом свете. Но верить в себя – дело другое. Но для этого нужна чистота и некоторый избыток витальной энергии. Именно то, чего было в детстве с избытком. То, что мы в детстве не ценим, ибо верим, что время эти сокровища у нас не отнимет, даже если мы будем бездельничать.

Увы, время к бездельникам беспощадно. Безжалостная коса смерти скашивает всех, кто не хочет плыть против течения, напрягая волю, чувства и разум.
Впрочем, жажда оставаться на неопределенно большие сроки в мирах «первого» и «второго» внимания (физической и витальной Вселенной) – удел очень немногих. Ибо достичь этого намного сложнее, чем получить обыкновенную мокшу – свободу от жажды витальных блаженств. То ли лень, то ли привычка идти по проторенным тропам, или, возможно, простое отсутствие Силы не пускают человека на тропу физического бессмертия, даже когда вера в него у него есть. Это путь Знаний, а Знания достаются по крохам и, как правило, в тяжелом бою с силами Хаоса.

Вдобавок ко всему, путь знания – это еще и дорога непознанных никем искушений, о которых не успели накропать ни святые, ни грешники. Искушения, о которых поведали святые отшельники, хоть и ужасны, но все же банальны. Ибо беспредельно разнообразно не только Знание, но и стоящие за ним соблазны. Но именно этим, возможно, уникальным искушениям, не описанным ни в каких учебниках, и будет подвергнут жаждущий много знать о Вселенной. И так как соломки на место будущего падения иногда подстелить будет некому, Небесная и Подземная иерархия удостоверится – к какому именно воинству принадлежит сей искатель физического бессмертия.

Хорошо лишь одно: Бог дает только то искушение, которое мы преодолеть хоть и с трудом, но все же способны. Здесь всегда происходит одно из двух: либо, пройдя сквозь искус, становятся свободным от некоторого негатива, либо темная жажда владычества или еще неизведанных удовольствий не дадут продолжать шествие по светлой тропе. Как и чем в этом походе к бессмертию будут «крестить» соискателя вечной жизни, никому не известно кроме некоторых небожителей. Но если в душе искателя победит Тьма, тогда бессмертие ему не грозит. Это – удел поклонников Света.

Нужно запомнить, что физическое бессмертие – это вожделенная мечта любого демона. Единственное, что мешало им всегда воплотить ее в жизнь, так это другое контрнамерение, пожертвовать которым они из-за сильнейшего вожделения были не в состоянии. Так, например, в индийском мифе о пахтании Океана, благодаря которому будет выработана Амрита (дарующий бессмертие нектар), в самый критический момент, когда она наконец-таки будет добыта, Вишну превратится в прекраснейшую из женщин. Эта Мохини будет до такой степени великолепна, что демоны, трудившиеся вместе с богами над воплощением своей стародавней мечты – вечной жизни, не смогут некоторое время отвести от нее взгляд, позабыв об Амрите, которая за эти решающие мгновения будет вознесена в недоступное для демонов место. Через некоторое время нечто подобное повторится: великий демон Равана, похитивший Ситу, вознамерится иметь сразу два сокровища – невероятно длинную жизнь и наипрекраснейшую из женщин. Его будут предупреждать почти все – родственники, Боги, преданные Рамы и личная рать – предупреждать об одном и том же: отдай Ситу, и невероятно долгая жизнь тебе гарантирована! Но, увы, все будет тщетно. Вожделение пересилит все разумные доводы этого могущественного Асура, подарив ему заслуженное – смерть не от старости. Такое впечатление, что на любой тропинке, ведущей в бессмертие, есть только одна единственная серьезная стража порога – прекраснейшая из женщин. Ибо все остальное преодолеть сравнительно просто.

В противовес демонам известные нам мудрецы в большинстве своем к физическому бессмертию вообще не стремились. Просветленный, Будда, физическим бессмертием не очарован. Зачем физическое бессмертие тому, кому и так хорошо, тому, кто в блаженстве? Мудрец, который знает свой дух, хорошо понимает, что после смерти его ждет еще большее блаженство, чем в гниющем теле, поэтому и не имеет намерения эту физическую оболочку сделать объектом своего поклонения – хранить ее вечно в неприкосновенности, словно святыню. Но, не имея намерения, невозможно физическое бессмертие реализовать. Поэтому физически бессмертных среди Будд, скорее всего, нет. А даже у тех, у которых это намерение есть, реализуют его, как правило, в форме бессмертия эфирной энергии – тела, ближайшего к физическому. По всей видимости, в настоящий исторический момент это самая удобная, самая «модная» разновидность бессмертия – эфирное бессмертие (бессмертие в мирах второго внимания). Но даже в этом прекрасном царстве иллюзий (а любая физика, пусть даже самая утонченная – это именно иллюзия, а не реальность) предпочитают быть далеко не все просветленные. Лишь те, у которых есть особая миссия.

Всем исследователям паранормальных явлений известно, что душа человека, не обремененного порочными пристрастиями, после смерти пребывает в блаженстве. Жить в физическом теле хотят лишь младенцы, не познавшие тягости физического бытия. Если бы жизнь в теле доставляла блаженство всем и каждому, тотальное намерение массового бессмертия уже давно было бы человечеством реализовано. И наука о физическом бессмертии, возможно, возникла бы много тысячелетий назад. Поэтому люди умирают не потому, что есть некие нерушимые космические законы, властно убивающие человека, а потому, что хотят умирать. Страдать не желает никто. Даже мазохисты.

Вечную радость в физическом теле испытывают только те, кто познают собственный дух. Но для познавших открываются разные перспективы, и жизнь в бессмертном физическом теле – лишь один из вариантов, открывшихся им горизонтов. Вариант, который привлекателен лишь для некоторых, уникальных созданий.

Говоря о вторых «вратах», надо заметить, что Намерение и Воля человека – это не совсем одно и то же. Все это разные аспекты одной и той же таинственной Силы – Иччха-шакти, как называют ее индусы, – Воли (или Намерения) Бога. Воля, грубо говоря, – это «падшее», «запутавшееся» в человеческом разуме (тонале) Намерение. Точнее говоря, малая толика человеческого Намерения, ставшая объектом манипулирования со стороны нашего разума. Другими словами, Намерение, утратившее свою божественность – возможность всегда выражать высшую Волю. Именно поэтому сильная человеческая воля далеко не всегда выражает интересы нашего духа, иногда даже препятствуя нашей благой трансформации.

И так как развитие сильной воли далеко не всегда подчинено благим устремлениям, вслед за Мартином Лютером, заявившим однажды свое знаменитое – «разум – проститутка дьявола» – можно вторить: «Воля – проститутка разума». Что иногда и создает эту порочную цепочку, мешающую постичь Бесконечность.

Но Намерение загрязнить невозможно. Ибо эта трансцендентная Сила находится далеко за пределами даже очень возвышенного видения и понимания, не говоря уже о демонических поползновениях ею манипулировать.

Напряжение воли – это «у-силие», нередко превращающееся в «на-силие» над собой или кем-то еще. И именно с помощью воли мы можем нарушать безупречность – совершать Химсу, которая травмирует и насилуемого и насильника, но, по-разному. Поэтому воля, ставшая насилием, закрывает последние (седьмые) Врата.

Воля – заметна, она громыхает подобно несмазанному двигателю, распространяя чад своих амбиций и лязг неравномерных перенапряжений, которыми утруждаем свой организм или окружающих, не желающих нам подчиниться. С ее помощью можно как помогать Богу в реализации Его планов, так и препятствовать, если разум подкован демоническими идеями и желаниями.

Намерение же – бесшумно. Это – «волшебник-невидимка». И если человек овладевает Намерением, все, к чему он стремится, достигается без особого надрыва – почти без усилий, как бы само собой – легко и естественно. Не насилуя мироздание и собственный организм, мы быстро движемся к цели по неким тайным, неведомым тропам, никем не обеспокоенные и никого не беспокоящие. Жизнь партии дона Хуана, к примеру, не заинтересованного в революционном шествии «учения индейцев яки» по странам и континентам, – классический пример такого идеального бытия на неидеальной планете.
Намерение – это «смазка», «глушитель» и мощный «двигатель», объединенные должным образом. В результате чего удается приблизиться к бессмертию без лишнего визга и треска. И хотя искатель много работает, эта деятельность из-за обилия сил, льющихся из Нагуаля, его не изнашивает, а делает все более совершенным.

К сожалению технологий, позволяющих обуздать эту таинственную силу, не существует. Точнее говоря, те методы, которые сегодня описаны, это просто попытка хоть что-то сказать нашему разуму, о чем разговаривать почти невозможно. Поэтому всякий раз, пытаясь сказать наиболее точно, приходится эксплуатировать бессмысленную тавтологию примерно такого типа: чтобы овладеть Намерением, надо вознамериться им овладеть. Нам крайне трудно понять, что это не воля, которую наращивают посредством рациональных инструкций.

Но с каким бы трудом не постигалась эта таинственная Сила, овладеть ею все ж таки необходимо. Несмотря на то, что слова здесь бессильны. Поэтому дон Хуан, не вдаваясь в анатомию Силы, скажет просто: Намерение начинается с команды. Команды, которая повторяется до тех пор, пока не станет командой Орла. Ибо все, что стало Его Волей, – обязательно к реализации – абсолютно. Другими словами, если Бог захотел что-либо сделать, помешать ему в этом не может никто.

Поэтому любая команда, направленная на расширение наших возможностей, например, увидеть свои руки во сне, нужна не только ради выхода на новые энергетические «закрома» нашего космоса, сколько ради того, чтобы расчистить наше «связующее звено» с этой непостижимой энергией – Намерением.

Другой пример – плохие привычки. Если мы боремся с ними лишь посредством одной силы воли, это может оказаться толчеей очередной воды в ступе. Ибо, уничтожив одну из привычек, мы (если сознание не расширилось) рискуем нарастить какую-то другую – неожиданный противовес – реактивный возглас тоналя. Вполне возможно, более худший. С Намерением же, расширяющего наши возможности «по вертикали», такого казуса не происходит. С ним мы меняем не «шило на мыло», а «шило на трактор», в худшем случае – на «велосипед». Поэтому вознамерившись не есть мясо, искатель не обретет взамен что-то равнозначное, например, склонность курить или истово смотреть телевизор.

К примеру, Джек Лондон, не знавший всех этих премудростей, попытается покончить с алкоголизмом посредством одной лишь недюжинной силы воли. Но пришедшая вместо виски депрессия, к несчастью, заставит этого замечательного писателя покончить с собственной жизнью. Отсутствие Намерения превратится в очередную трагедию, предоставив шанс лишь для сомнительной рокировки: обменять смерть духовную на физическую.

Дав себе команду делать что-нибудь возвышенное – какой-то магический жест или духовное упражнение – каждый день, несмотря на желание, наличие энтузиазма, погоду, фазы Луны, семейные обстоятельства, политическую обстановку и т.д., мы невольно взращиваем в себе силу духа – наше Намерение. И хотя в этой неукоснительной регулярности поначалу присутствует воля, надо помнить, что рано или поздно (если мы безупречны – то рано) Намерение становится для нас чем-то реальным, неким доминирующим в нас чистым могуществом, для которого воистину нет ничего невозможного.

Мы привыкли регулярно делать только то, что нам выгодно или приятно. Но в этом нет никакого Намерения, никакой силы духа. Только привычка. Поэтому любой новичок знает, что читать мантры, совершать пранаяму, делать упражнения хатха-йоги или Тенсегрити легко только вначале – когда есть энтузиазм. Но однажды наступает момент, когда все эти упражнения фантастически тяжело выполнять, ибо энтузиазм осла