Я сейчас тут→ » » Баланс и пропорция

Физиогномика лицаБаланс и пропорция

Баланс и пропорция Итак, первый принцип физиогномики — это понимание баланса и пропорции. Нос не должен быть ни слишком большим, ни слишком малым по сравнению с другими чертами лица. Если он не пропорционален другим чертам лица, то он и должен рассматриваться под этим углом зрения.
Например, предположим, что у кого-то широкий и высокий лоб (от линии волос до бровей), четкие брови, проницательные глаза и длинный нос с высокой спинкой. Взглянув на него, мы могли бы сказать, что эти черты хорошо сбалансированы и пропорциональны: Однако, дальнейшее рассмотрение может открыть, что его верхняя губа очень тонка, или, что его подбородок слабый и оттянут назад, а его щеки костлявые. Вся нижняя часть лица — обвислая. Китайский физиогномист оценил бы все это очень внимательно, прежде чем завершить анализ.
Дело в том, что верхняя и средняя зона лица этого человека доминируют над нижней, т.е. областью между кончиком носа и кончиком подбородка. И тут необходим более детальный анализ рта и подбородка, чтобы определить, нет ли какой-нибудь черты, способной скомпенсировать этот недостаток. Это единственный способ определить характер и судьбу человека.
Прежде чем следовать дальше, позвольте мне еще раз повторить, что эти выводы основаны на описанных наблюдениях в течении столетий в Китае. Это не способ гадания или разглядывания хрустального шара, хотя именно к такому выводу может прийти поверхностный западный наблюдатель.
Если китайский физиогномист говорит, что такой-то человек имеет сильное лицо, то он подразумевает; что этот человек имеет сильные черты, отражающие силу его характера, его личность, его внутреннюю жизненную силу. Его проницательные глаза, прямой нос, крепкий рот и скулы свидетельствуют об этом. Более детальное рассмотрение обнаруживает, что плоть лица — полная, но не жирная, твердая, но не жесткая. Кожа на лице в целом мягкая, эластичная и не натянута настолько туго, чтобы обнаруживать кости. На щеках нет горизонтальных складок, указывающих не разрастание мышц в поперечном направлении. Все это является частью принципа баланса и пропорции, потому что одни лишь черты лица не могут быть хорошее лицо без учета также мягкого покрова и кожи.
С той же целью физиогномист не должен торопиться с выводами на основании лишь одной черты лица. Он должен всегда подвергнуть анализу свое лицо. Потому что часто одна хорошая черта может уравновесить плохую и одна плохая может испортить хорошую. Это отражает принцип баланса и пропорции и его следует тщательно придерживаться, чтобы обеспечить точность.
Итак, чем лучше сбалансированы и пропорциональны черты лица, тем сильнее характер индивидуума и тем лучше его судьба. Но, спросите вы, а что же будет, если основные черты лица не сбалансированы и не пропорциональны? Должен ли физиогномист считать такое лицо безнадежным? Отнюдь нет.
Когда физиогномист встречает такое лицо, он должен расценивать его под совсем другим углом зрения. Он должен поискать своего рода единство, согласованность в этих неправильных чертах и из него образовать стандарт для суждения об исследуемом лице.
Все на свете относительно; теория относительности действует не только на Западе. Допустим к примеру, что лоб индивидуума низкий и узкий, брови длинные и растрепанные, глаза маленькие и тусклые, нос крючком, подбородок слабый и прижатый, уши мягкие и маленькие, словом, совершенно уродливое лицо для случайного наблюдателя. Но, хотя каждая черта плоха и значительно ниже принятого стандарта, все же имеется некоторое подобие единства.
Следовательно, такое единство означает, что одна отрицательная черта согласуется с другой отрицательной чертой и все отрицательные черты, вместе взятые, имеют свой собственный врожденный баланс и пропорцию. Такие случаи вовсе не редки. Это так называемое "безобразное" лицо, например, лицо Авраама Линкольна или г-жи Элеоноры Рузвельт, людей пылкого характера, большой человечности и ошеломляющего успеха.
Китайский физиогномист объяснил бы, что характер и судьба таких "уродливых" индивидуумов отражает их внутреннюю жизненную энергию или внутренний блеск. Если человек обладает могучей внутренней жизненной энергией, то его неправильные черты лица могут выражать силу, если между ними есть единство, а блеск или внутренняя энергия раскрываются единством черт лица. Таким образом единство или баланс и пропорция должны рассматриваться вместе, как единое целое. Термин "единство" понимается здесь в относительном смысле, подобно тому, как современные психологи и психиатры употребляют термин "нормальный": в сумасшедшем доме безумие, говоря относительно, является "нормальным".
Китайская система чтения лица требует, чтобы физиогномист имел тренированный ум, ум восприимчивый, систематичный и аналитический. Конечно, такого рода ум должен быть и у врача. В физиогномии это, определяется двумя причинами. Во-первых, как и в случае психиатра, физиогномист должен проявлять симпатию по отношению к исследуемому, так как чтение лица требует, 41 бы физиогномист мобилизовал для концентрации всю свою энергию. Во-втсрых, китайцы убеждены, что более образрванный человек более склонен связать свое искусство с благополучием человека. Но они полагают, что даже совсем случайный или "косметический" физиогномист выполняет социальную потребность, наряду с предсказателями судьбы, нумерологами и так далее.
Так как настоящие китайские физиогномисты являются образованными, учеными людьми, то они автоматически являются и конфуцианскими моралистами. Конфуцианство вкратце можно определить как систему этики, развитую Конфуцием и его учениками. Она базируется на таких кардинальных добродетелях, как сыновняя почтительность, разумность и верность. Китайские физиогномисты читают лица людей в контексте нравственного учения Конфуция и поэтому убеждены, что их услуги имеют положительную ценность.
Подобно любому врачу в западном мире, физиогномист не только пропитан нравственным учением, но он также знает, как его принять с пользой, окружая себя авторитетом и даже легким налетом мистицизма. Он это делает так в полном убеждении, что этим он оказывает большую услугу людям.
Даже странствующие физиогномисты никогда не перестают поучать и убеждать испытуемых и проповедовать, что несчастье является следствием открытого неподчинения Природе и что единственный выход — это умиротворение своей судьбы. Поступая так, физиогномист, конечно, нарушает принцип, лежащий в основе физиогномики, о том, что судьба, отраженная на лице, непреложна.
Это — парадокс физиогномиста и он об этом знает. Таким образом, физиогномист, подобно западному врачу, смешивает свою физиогномику с добротой своего сердца и налетом благочестия и развивает в себе приемы "сиделки у больного". Физиогномист проявляет сдержанность, чтобы не испугать испытуемого. Если показания отрицательные, то он старается сообщить их осторожно, без многословия. Поэтому китайская физиогномика является "тонким искусством", изощренным и одновременно очень мягким.
Роль физиогномиста подобна вестнику, приносящему два противоположных известия. Он отмечает неизбежность судьбы и он же вызывает у испытуемого чувство почтения и раскаяния. Счастливцев он предостерегает от самонадеянности, несчастных убеждает улучшить свой жребий. Все это подчиняется китайской доктрине "середины", которая стремится сгладить противоречия и поддерживать ход жизни в равновесии и пропорции с тем, чтобы избежать всяких форм крайности и насилия.
Однако, под поверхностью господствует твердая логика. Поскольку индивидуум родился со своим определенным лицом, то "его лицо — это его судьба". Хотя современная пластическая хирургия может изменить внешность индивидуума, но это только на толщину его кожи; это никогда не может изменить ни его судьбу, ни его характер. Во всяком случае, как недавно заметил один известный криминалист, пластическая хирургия "стоит ближе к голливудским мелодрамам, чем к реальной жизни".
И наконец, продолжая рассмотрение физиогномики, представляется важным повторить, в особенности для западных читателей, чем не является китайская физиогномика.
Именно потому, что она не является чистой наукой, китайские физиог-номисты не являются провидцами в с пиритуальном смысле Запада или в смысле индийских факиров. Анализ физиогномиста не зависит ни от пророческого озарения, ни от состояния транса или какой-нибудь кармы, с целью вызова сверхестественных сил. Сами китайские физиогномисты считают, что они лишь практикуют вид древнего искусства, который нельзя полностью научно объяснить, но который, однако, имеет научные основы и который точен, как было клинически доказано с течение столетий.